«

»

Ноя 09 2015

Радиосвязь как средство управления воздушным боем

 

34a271cd6272852ca1e03c34912166c8— Внимание, «Соколы»! Я — «Пеликан». Со стороны запада подходит большая группа «бомберов», прикрытая истребителями…

— «Шестнадцатый»! Я — «Борода». Атакую «бомберов», свяжи боем «мессов»!
— Я — «Шестнадцатый», вас понял.
— «Борода»! «Борода»! Я — «Двадцать седьмой». «Мессы» заходят в хвост!
— Я — «Борода», вас понял. Сейчас дадим им чертей…
— «Тридцать шестой»! Я — «Пятерка». Прикрой. Атакуем!
— «Пятерка»! Я — «Тридцать шестой». Бей, прикрываю!
— «Тигр»! «Тигр»! Я — «Сотка». Вызовите группу Федорова!
— «Сотка»! Я — «Тигр». Федоров в воздухе, на подходе.
— «Двадцать пятый»! Я — «Сороковой». Атакуем верхних…
— «Борода»! Я — «Пятерка». Нужна ли помощь?
— «Пятерка»! Я — «Борода». Нет. Не допускай снижения «мессов»!
* * *

i16_type5_37Я привел пример переговоров по радио между летчиками в воздухе и с землей, подобные которым происходили каждый день, и хотел бы рассказать, какое большое значение имело для воздушного боя управление по радио.
В начальный период войны отсутствие достаточного количества радиостанций и их низкое качество, плохая организация обнаружения и оповещения о появлении вражеских самолетов приводили к тому, что истребители обычно опаздывали с вылетом на перехват, и встречи с вражескими самолетами либо не происходило, либо летчики были вынуждены вступать в бой в заведомо невыгодных для себя условиях.
Какими же средствами связи мы располагали и как осуществлялось управление истребителями? Сразу следует оговориться, что на И-16 и И-153 радиостанций не было установлено, поэтому о радиосвязи не может быть и речи. На новых истребителях МиГ-3, которые начали серийно выпускаться в предвоенные годы, ставились радиостанции типа 4-1РСИ-1 и РСИ-3. Предусматривалось в каждой эскадрилье иметь по три самолета, оборудованных приемопередающими радиостанциями, на остальных самолетах устанавливались только приемники. В боевых условиях уже это положение было глубоко ошибочным — при выходе из строя по тем или иным причинам самолета с радиопередатчиком заменить его уже было нечем.
Качество радиостанций РСИ-3 было настолько низким, что их практическое использование было невозможно: сильные помехи, электрические разряды, шум и треск, плохая слышимость, ограниченный радиус действий — все это отрицательно сказывалось на практическом применении радиосвязи в воздухе. Поэтому летчики категорически отказывались от использования радиосвязи, заменяли шлемы и отрезали соединительные шнуры, а это, в свою очередь, сказывалось на успехах, а точнее — на неуспехах боевой работы и приводило к ненужным потерям.
Начальник связи авиаполка Григорий Масленников рвал и метал, когда узнавал, что летчики не пользуются радиосвязью в полете. Он обвинял летчиков в нерадивом отношении к радиосвязи, требовал наказывать летный состав за это, не жалея сил делал всё от него зависящее, чтобы наладить связь. В конце концов он понял, что труд его бесполезен, что такой радиосвязью пользоваться невозможно, и смирился с таким положением вещей.
01704228Вот характерный пример. В одном из вылетов на воздушную разведку первого дня войны один из опытных летчиков получил задание в составе звена проникнуть в тыл противника, а данные по разведке немедленно передавать по радио на командный пункт. Для выполнения этой задачи ему был подготовлен МиГ-3 с радиопередающей станцией, у его ведомых радиостанции работали на прием.
Звено взлетело и взяло заданный курс в сторону противника, и вскоре связь с ним прекратилась. Отсутствие передатчиков у ведомых летчиков не позволило дублировать радиопередачу. За линией фронта звено разведчиков встретило группу истребителей противника и вступило с ними в воздушный бой. При выходе из боя отсутствие радиосвязи со своей базой не позволило восстановить ориентировку, и летчики звена вынуждены было произвести посадку на другом аэродроме.
Как же осуществлялось управление самолетами? Управление в воздухе, внутри группы самолетов, осуществлялось командиром путем эволюции самолета и с помощью жестов руками. От ведомых летчиков требовалась исключительная сообразительность, инициатива и мгновенная реакция на все действия, которые предпринимал командир в сложной воздушной обстановке. Безусловно, это сковывало маневр, заставляя прижиматься к ведущему.
Управление самолетами с земли, с командного пункта полка, осуществлялось при помощи наземных знаков, выкладываемых из 23полотнищ, сигнальных ракет, дымовых шашек или костров, а также любых других средств, которые мог придумать находчивый руководитель, находящийся на командном пункте.
Кроме того, были недостатки и в других моментах. С первого дня войны проводная связь между аэродромами, на которых базировался полк, была неустойчивой, радиосвязи как таковой не было, поэтому летчики, вылетавшие на боевое задание, были лишены возможности взаимодействовать, поддерживая друг друга. Одним из средств связи для доставки донесений и распоряжений была связная авиация, но самолет всегда ограничен посадочной площадкой, метеоусловиями, временем суток и возможностью встречи с вражескими истребителями, поэтому применялся только как дополнительное средство связи.
Некоторый перелом в отношении к радиосвязи и управлению истребителями в воздухе наступил весной 1942 года с введением новой организационной структуры фронтовой авиации, стал резко меняться подход к управлению авиацией на земле и в воздухе, стал решаться вопрос взаимодействия авиации с наземными войсками.

В марте 1942 года вводилось новое положение по усиленному использованию радиосвязи для управления авиацией на земле и в воздухе. В мае 1942 года на основе анализа серьезных недостатков были разработаны мероприятия по их устранению в организации и осуществлении управления истребительной авиацией в ходе ведения воздушных боев.
В указаниях отмечалось, что управление истребителями заключается главным образом в том, чтобы своевременно вводить в бой дополнительные силы и этим оказывать влияние на ход и исход боя. Было также указано на необходимость организации наблюдения с передовых пунктов с земли за воздушной обстановкой над полем боя. Первый такой опыт был получен в Сталинградской операции, когда из 16-й воздушной армии, действующей на Сталинградском фронте, в общевойсковые войска были направлены оперативные группы и авиационные представители, которые, имея свои радиостанции, быстро наращивали силы для действия по вновь выявленным целям, а с приходом групп самолетов на поле боя наводили их на заданные объекты. Наведение наших самолетов, особенно шRSI4 2турмовиков, на точечные цели осуществлялось авиационными офицерами с пунктов управления командиров стрелковых дивизий и полков с помощью ракет, дымов, трассирующих снарядов.
Особенно широкое распространение управление истребительной авиацией с наземных командных и наблюдательных пунктов, расположенных вблизи линии фронта, получило в Кубанском воздушном сражении весной 1943 года. Для управления истребителями над полем боя у линии фронта было развернуто пять радиостанций, из которых три располагались в полосе 56-й армии, в том числе одна главная радиостанция управления, на которой в период воздушных сражений находились командующий ВВС маршал Новиков, командующий 4-й ВА генерал Вершинин и командир 216-й ИАД генерал Борман.
«Радио, — говорил маршал авиации Новиков, — основное средство управления авиацией в современной войне. Командир, который до сих пор строит управление авиацией только на телефоне — устаревший вояка. Он губит порученное ему дело и этим помогает врагу. Такому командиру нельзя доверять в подчинение авиачасти. Я уже не говорю о связи между самолетами в воздухе — современная война требует, чтобы каждый летчик в совершенстве владел радио и умело его применял».
С поступлением на вооружение авиаполка новых истребителей, оборудованных приемо-передающими радиостанциями, Григорий Масленников со своими помощниками целиком и полностью включился в организацию обучения летного состава радиоделу.
Полк располагал хорошо подготовленными специалистами по техническим средствам радиосвязи еще довоенной выучки: инженер полка по радио и спецоборудованию Лытаев Анатолий Петрович, старший техник по радио Коган Давид Григорьевич, радиотехник Кукушкин Николай Иванович, механики по радио Половинкин Петр Семенович и Притков Алексей Афанасьевич, Вертушкин Анатолий Александрович и Пшеничный Иван Иванович.
Все они прошли войну с первого и до последнего дня, за хорошую работу по подготовке и содержанию в исправности радиоаппаратуры были не раз награждены правительственными RSI6 1наградами. Радиоспециалисты начали изучать сами и параллельно начали подготовку летного состава по самолетным и наземным радиостанциям. Летный состав изучал не только материальную часть радиостанций, но и правила радиообмена, устранение простейших неисправностей.
Началась массовая сдача летным составом экзаменов на классность по радиосвязи, и здесь Григорий Масленников в полной мере начал ощущать результаты своего упорного труда. Выявились и различные нарушения и недоработки при изучении этой области.
Так, для командира эскадрильи Вадима Фадеева несоблюдение радиодисциплины и нарушение радиообмена чуть не стоили жизни. В первые дни после прибытия полка на фронт, на Кубанскую землю, Фадеев, возглавляя группу истребителей, возвращался с боевого задания. В районе своего аэродрома он, распустив группу, стал прикрывать их посадку. Находясь ввиду успешного выполнения боевого вылета в приподнятом настроении, Вадим решил спеть песню для КП аэродрома, при этом перестал наблюдать за воздухом. Увлекшись пением, летчик не заметил, как над аэродромом появилось два «месса», которые незамедлительно его атаковали. Попытка КП предупредить Фадеева по радио успеха не имела, так как его радиостанция, включенная на передачу, не могла работать на прием. В итоге Вадим едва сумел произвести посадку на подбитом истребителе.
Строжайшее соблюдение радиодисциплины — основа успеха радиообмена. Дисциплинированный командир-летчик в воздухе всегда соблюдает правила радиообмена от взлета до посадки. При подходе к линии фронта происходит обмен сведениями с наземным наблюдательным пунктом о воздушной обстановке, при смене патрулей в районе барражирования патрули информируют друг друга, то же самое происходит и при возвращении на свой аэродром. При радиообмене команды подаются четко, кратко, ясно. Бывали случаи, когда в тактических интересах до прибытия на линию фронта устанавливалось радиомолчание: ни ведущие, ни ведомые летчики не имели права вести радиообмен в целях исключения возможности прослушивания эфира противником и раскрытия замыслов действий авиационной группы.
Успехи в выполнении боевого задания при использовании радиосвязи достигаются в тех случаях, когда соблюдается дисциплина в радиообмене, когда эфир чист от хаотичных передач. В иные моменты воздушного боя, когда в воздухе над линией фронта висело по нескольку десятков самолетов с обеих сторон и летчики не соблюдали радиодисциплину, радио не столько помогало в бою, сколько приносило вред и приводило к гибели экипажей. Именно так в одном из воздушных боев погиб летчик Николай Науменко, который из-за шума и перегрузки эфира радиопередачами не услышал предупреждения ведомого летчика об атаке самолета Науменко истребителем противника.
RUS-2Во время воздушного боя были часты случаи повреждений радиоаппаратуры — обрывались антенны, повреждалась проводка и приемо-передающие агрегаты. Так, на самолете Николая Искрина, возвратившегося с задания после воздушного боя, была повреждена рация и радиопроводка. Требовалась исключительно внимательная, тончайшая и сложная работа по устранению повреждений, которая была поручена техникам по радио Анатолию Лытаеву, Давиду Когану и Василию Кутузову. Им потребовалось двое суток непрерывной работы чтобы устранить повреждения, привести в полную исправность всю радиоаппаратуру.

На личном счету тружеников радиосредств связи много хороших дел: Анатолий Лытаев, Давид Коган, Николай Кукушкин, Петр Половинкин, Анатолий Вертушкин, Петр Поботкин, Иван Пшеничный, Илья Гурвиц, Алексей Притнов, Алексей Лазаренко, Василий Кутузов, Николай Калинин за свою фронтовую практику обеспечили сотни боевых вылетов каждый — ремонтировали, устраняли неисправности, заменяли агрегаты и делали все, чтобы радиоаппаратура работала безотказно. Их труд не пропал даром — летчики успешно били врага, а они были удостоены правительственных наград.
Большое значение для управления самолетами в воздухе имело принятие в полку на вооружение радиолокатора РУС-2 — это была настоящая революция в управлении истребителями. Стояла задача — быстро и эффективно освоить взаимодействие летного состава с наземными командными пунктами управления при помощи радиолокаторов, которые позволяли своевременно обнаруживать самолеты противника и наводить на них свои истребители, принимать данные от своих истребителей по разведке и воздушному бою, производить привод своих самолетов, попавших в тяжелые условия и потерявших ориентировку, на аэродром посадки. У истребительной авиации началась новая эра в ее боевой деятельности.

Автор: Викентий Карпович, глава из книги На «Ишаках» и «Мигах»! 16-й гвардейский в начале войны