«

»

Сен 24 2017

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть XI

РЭБ в агрессиях НАТО в зоне Персидского залива 

В этом информационном массиве собраны и систематизированы материалы из открытых публикаций в прессе и сети Интернет о ведении радиоэлектронной борьбы в войнах и вооруженных конфликтах со времени изобретения радио до наших дней. Информация предназначена для специалистов, но может представлять интерес для всех, кто интересуется военной историей. Сведения, содержащие государственную тайну отсутствуют.

Автор: А. Д. Рожков.
Источник: книга “Радиоэлектронная борьба в войнах и военных конфликтах”.

Операции «Щит пустыни» и «Буря в пустыне».

Подготовка к войне в зоне Персидского залива осуществлялась в течение пяти с половиной месяцев в рамках операции «Щит пустыни». Проведением этой и последующей операций многонациональные силы (МНС) должны были обеспечить защиту территории Саудовской Аравии, заставить Ирак вывести свои войска из Кувейта и стабилизировать обстановку в регионе.

 

В зоне конфликта была создана группировка американских частей и подразделений разведки и радиоэлектронной борьбы, в состав которой входили одна бригада, восемь батальонов, две отдельные роты разведки и РЭБ, три эскадрильи самолетов-постановщиков помех, две эскадрильи самолетов типа “Уайлд Уизл” общей численностью около 7000 человек. Группировка насчитывала до 160 постов радиоэлектронного подавления, в том числе 60 наземных станций помех типа AN/TLQ-17 «Траффикджам», свыше 250 постов радио– и радиотехнической разведки, свыше 100 самолетов и 30 вертолетов РЭБ со станциями помех AN/ALQ-151 «Квик фикс», позволявших решать задачи разведки и радиоэлектронного подавления KB, УКВ и радиорелейной связи в тактическом и оперативно-тактическом звене управления на дальность до 120-150 км. Сухопутными войсками других государств в составе многонациональных сил средства радиоэлектронного подавления не применялись. В составе авиационной группировки (11 авиаэскадрилий постановщиков помех ВВС и ВМФ) насчитывалось 108 самолетов РЭБ EF-111A «Рейвен», ЕС130Н «Компас колл», F-4G, ЕА-6В «Проулер» с комплексами помех AN/ALQ-99, AN/ALQ-137 для подавления РЛС, линий радиосвязи и поражения средств ПВО противорадиолокационными ракетами. Кроме того, на всех ударных самолетах ВВС США, Великобритании и Франции и кораблях ВМС были установлены индивидуальные станции AN/ALQ-137, -161, AN/SLQ-32, обеспечивающие защиту от обнаружения радиоэлектронными средствами и поражения управляемым оружием. Значительная часть боевой авиации была оснащена подвесными контейнерами с аппаратурой РЭБ коллективной защиты.

Состав сил и средств радиоэлектронной борьбы авиационного ударного соединения ВМС США
Авианосцы                                         Соединение                                Самолеты РЭБ ЕА-6В, единиц
АВМ «Теодор Рузвельт»                141 аэ РЭБ 8 акр                        5
АВМ «Америка»                               137 аэ РЭБ 1 акр                        4
АВМ «Джон Кеннеди»                    130 аэ РЭБ 3 акр                        4
АВМ «Мидуэй»                                  135 аэ РЭБ 5 акр                        4
АВМ «Ренджер»                              131 аэ РЭБ 2 акр                        4
АВМ «Саратога»                              132 аэ РЭБ 17 акр                     4
Всего                                                                                                           25

В интересах ведения радиоэлектронной борьбы МНС, до начала и в ходе операции активно велась космическая, воздушная и наземная радио- и радиотехническая разведка (1550 постов разведки и пеленгования).

Для ведения воздушной разведки и наведения авиации применялись:

  1. самолеты Е-3А “Авакс” ВВС США, Саудовской Аравии (5 самолетов), самолеты Е-2С “Хокай” с авианосцев ВМС США;
  2. новейшие самолеты Е-8А (2 самолета) из эскадрильи специального назначения ВВС США, оснащенные разведывательными РЛС бокового обзора типа “Джистарс” с дальностью ведения разведки 250 км и точностью определения координат 1-2 м;
  3. стратегические самолеты разведки RC-135 (6 самолетов), ТR-1 (8 самолетов), которые вели радио-, радиотехническую, фото– и радиоэлектронную разведку с интенсивностью шесть-восемь вылетов в сутки, а также свыше сорока тактических и палубных самолетов-разведчиков; – три отряда беспилотных летательных аппаратов морской пехоты США типа “Пионер-1” для ведения разведки целей, корректировки и передачи данных на соответствующие пункты управления в реальном масштабе времени;
  4. искусственные спутники (ИСЗ) типа “Лакросс” (радиолокационной разведки), “Кихоул-М” (оптико-электронной разведки), “Имеюс” (засечки пусков оперативно-тактических ракет), “Лэндсат” и “Спот” (исследования природных ресурсов), “Феррет-Д”, “НОСС/ССУ”, “Аквакейд”, “Шале” и “Вортекс” (радио– и радиотехнической разведки).

Всего орбитальная группировка насчитывала до 25 ИСЗ-разведчиков, в том числе оптико-электронной разведки – 3, радиолокационной – 1, радио– и радиотехнической – 21. Средствами космической видовой разведки обеспечивался просмотр объектов территории Ирака с периодичностью до 20 мин и разрешением 0,3-0,4 м. Сигналы, передаваемые на землю спутниками РРТР, принимались без предварительного преобразования наземными мобильными станциями приема и обработки данных космической разведки. Время доведения информации до потребителя с момента сбора ИСЗ обычно составляло не более одного часа.

Тактические истребители F-4G, предназначенные для поиска, распознавания, определения координат и уничтожения радиолокационных средств системы ПВО, наряду с самолетами РЭБ EF-111А «Рейвен», ЕС-130Н «Компас колл» и тактическими разведчиками RF- 4C, после освоения экипажами ТВД были включены в системы разведки МНС. Они в процессе подготовки к боевым действиям выполняли полеты вдоль границ Саудовской Аравии с Ираком и Кувейтом и добывали дополнительные сведения о противнике.

Осведомленность американцев о конкретных системах ПВО, тактико-технических характеристиках, диапазонах частот радиоэлектронных средств позволила перед началом операции на полигонных учениях проверить эффективность авиационных средств РЭБ и отработать конкретные тактические приемы по нейтрализации объектов ПВО Ирака. К началу воздушной наступательной операции МНС военное руководство Ирака создало южную группировку войск, насчитывающую около 500 тыс. человек личного состава (более 60% численности всех вооруженных сил) в составе четырех армейских корпусов, 38 дивизий и отдельных бригад. На ее вооружении имелись около 4000 танков, орудий и минометов, 40 пусковых установок оперативно-тактических и тактических ракет. Прикрытие с воздуха должны были осуществлять свыше 250 боевых самолетов.

В составе ВС Ирака для решения задач РЭБ имелись батальоны РЭБ, оснащенные в основном устаревшей техникой иностранного производства. Самолеты ВВС Ирака были оборудованы средствами постановки пассивных помех, противорадиолокационными ракетами и ракетами с тепловыми головками самонаведения, однако в период боевых действий активного использования даже этих средств отмечено не было.

К началу войны иракцы смогли создать достаточно крупную оборонительную группировку сухопутных войск, боевые возможности которой незначительно уступали группировке МНС. Что же касается ВВС и ВМС, то в этих компонентах подавляющее превосходство было на стороне коалиционной группировки. Для разгрома вооруженных сил Ирака была разработана операция “Буря в пустыне”. В основе замысла лежала концепция “воздушно-наземной операции (сражения)”. Ее главная особенность состояла в том, что решение основных задач было возложено на стратегическую, тактическую и палубную авиацию с широким применением вертолетов огневой поддержки для достижения одновременного поражения войск Ирака на всю глубину их оперативного построения, выполнения сухопутными группировками задач по освобождению Кувейта и овладению приграничной иракской территорией по реке Евфрат. Операцию предусматривалось провести в два этапа.

Самолет РЭБ ЕА-6В

На первом этапе планировалось в ходе воздушной наступательной операции нанести массированные удары по ключевым объектам и войскам на территории Ирака и Кувейта, подавить систему ПВО, завоевать господство в воздухе, дезорганизовать систему государственного и военного управления, нанести максимально возможное поражение южной группировке иракских войск.

Командование авиацией многонациональных сил при ведении воздушной войны против Ирака использовало тактику, которая в максимальной степени учитывала преимущество в бортовом радиоэлектронном оборудовании и авиационных системах вооружения. План быстрого подавления иракской системы ПВО предусматривал первоочередное уничтожение ЗРК ударами с малых высот и исходил из возможности получения союзными войсками максимальных преимуществ за счет возможности проведения ночных атак американской авиацией с применением высокоточного оружия, а также за счет широкого использования средств РЭБ. В ходе первого удара планировалось комплексное применение
всех сил и средств радиоэлектронной борьбы, имеющихся в распоряжении американских войск (сил) и их союзников. Их основу составляли самолеты ЕА-6В, EF-111 и ЕС-130H военно-воздушных и военно-морских сил Соединенных Штатов. После подавления ПВО самолеты антииракских сил могли наносить бомбовые удары со средних высот, оставаясь за пределами зоны досягаемости зенитной артиллерии и ПЗРК противника, т.е. наносить удары с применением высокоточного оружия практически в полигонных условиях.

На втором этапе в ходе воздушно-наземной операции предполагалось обходящими ударами сухопутных войск и морской пехоты, одновременной высадкой в тыл многочисленных оперативных и тактических десантов окружить и уничтожить по частям группировку иракских вооруженных сил в Кувейте и на юге Ирака.

В целом за счет быстрого проведения спланированной операции американское военное командование рассчитывало успешно завершить военные действия по освобождению Кувейта за две-три недели.

В боевых действиях принимало участие 1736 самолетов тактической авиации МНС, из них 1100 самолетов – ВВС США, 266 – стран НАТО и 370 тактических самолетов стран Персидского залива, а также более 1660 вертолетов МНС, в том числе около 900 боевых вертолетов, вооруженных ПТУР.

Боевые действия авиации МНС начались с проведения воздушной наступательной операции. За сутки до начала боевых действий наземные части разведки и РЭБ приступили к созданию радиопомех в каналах управления вооруженных сил Ирака, а за 6-7 часов до нанесения ударов была предпринята массированная постановка радиоэлектронных помех наземными и самолетными средствами РЭБ, в результате чего оказалась дезорганизованной иракская система управления войсками и оружием, и, прежде всего, противовоздушной обороной. Это позволило достичь максимальной эффективности применения авиации МНС, особенно в начале воздушной наступательной операции.

При нанесении ударов по объектам в Ираке и Кувейте тактическая авиация действовала в основном небольшими группами в составе 2-12 самолетов. Интервалы между ударами не превышали 30 минут. Ударные самолеты прикрывались истребителями, самолетами РЭБ. Глубина ударов составляла от 500 до 1200 км.

Нанесение массированных ракетно-бомбовых ударов сопровождалось самой крупной в истории радиоэлектронной войной. В прикрытии ударных групп средствами РЭБ принимали участие самолеты РЭБ EF-111А «Рейвен», ЕС-130Н «Компас Колл», F-4 (ВВС США), ЕА-6В «Проулер» (авиации ВМС США) и «Атлантик» (ВВС Франции). Активные радиопомехи создавались во всех диапазонах частот (от 70 МГц до 18 ГГц), в которых могли работать радиолокационные средства ПВО Ирака.

Заслуживают внимания действия самолетов EF-111 и F-4. При обнаружении работающих РЛС системы ПВО Ирака экипажи самолетов поражали их высокоскоростными противорадиолокационными ракетами ХАРМ, а РЛС с высокой вероятностью подавлялись аппаратурой РЭБ самолетов EF-111. Подобные действия мешали средствам ПВО Ирака обнаруживать, следить и наводить на воздушные цели свои средства поражения. Радиоэлектронная борьба носила плановый, комплексный и целенаправленный характер и велась, по существу, как составная часть специальной операции по дезорганизации деятельности военно-политического руководства, управления войсками и оружием иракских ВС.

Самолет РЭБ ЕА-6В

В ходе воздушной наступательной операции первоочередной задачей РЭБ было подавление и дезорганизация системы управления ПВО Ирака в масштабах страны, с последующим переносом основных усилий на систему ПВО группировки иракских войск в Кувейте. При решении этой задачи была реализована концепция радиоэлектронной борьбы ВВС США, разработанная в 80-х годах и практически отработанная на учениях типа «Грин флэг».

План командования МНС по подавлению иракской системы ПВО основывался на возможности получения союзной авиацией максимальных преимуществ за счет применения, наряду с высокоточным оружием, различных бортовых средств радиотехнической разведки и радиоэлектронного подавления.

При нанесении массированных ударов самолеты РЭБ EF-111А и ЕА-6В действовали в эшелонах подавления ПВО и дезорганизации управления, в ударных эшелонах каждого из направлений, подавляя РЛС обнаружения воздушных целей и станции наведения ракет. Самолеты РЭБ ЕС-130Н из зон, находившихся на удалении 80-100 км от линии боевого соприкосновения, обеспечивали подавление линий связи ПВО.

Для провоцирования работы РЛС ПВО на излучение в намеченных коридорах прорыва иракской обороны использовались специальные демонстративные группы в составе беспилотных самолетов и крылатых ракет.

Неквалифицированные действия боевых расчетов ПВО Ирака только облегчали коалиционным силам задачу по радиоэлектронному подавлению РЭС. Как правило, по отвлекающим (демонстративным) группам СВН в Ираке включались одновременно все РЛС. Они немедленно подвергались воздействию специализированных самолетов РЭБ EF-111А «Рейвен» и ЕА-6В «Проулер», самолетов подавления средств управления и связи ЕС-130 и самолетов огневого подавления ПВО, которые заблаговременно выводились в ранее определенные зоны.

Выявленные РЛС и РЛК уничтожались самолетами F-4, F/A-18 и «Торнадо» из состава групп огневого подавления средств ПВО. Для уничтожения РЭС использовались ракеты AGM- 88 ХАРМ, «Стандарт АРМ» и впервые – АЛАРМ, имеющие до пяти режимов боевого применения, в том числе и режим ожидания для поиска и обнаружения источника радиоизлучения в назначенной зоне. Головки самонаведения ракет предварительно настраивались на рабочие частоты РЛС, выявленные при подготовке к удару. В эшелоне прорыва ПВО впервые использовались противотанковые вертолеты АН-64 «Апач». Этими вертолетами еще до начала боевых действий в ночное время были уничтожены две РЛС дальнего обнаружения в западном районе Ирака. Через созданный коридор прорыва в плотном потоке прошли свыше 100 ударных самолетов ВВС США – на Багдад и другие приоритетные объекты в глубине Ирака.

Вертолеты «Апач» действовали двумя группами по 4 вертолета в каждой с прикрытием вертолетами Н-60. Экипажи применяли приборы ночного видения и использовали тепловизионные прицельно-навигационные системы. По некоторым источникам информации, на полное уничтожение каждой РЛС потребовалось не более четырех минут с момента их визуального обнаружения и идентификации с борта вертолета.

Следующим эшелоном прорыва были группы самолетов РЭБ, которые осуществляли постановку прицельных помех при подходе групп ударных самолетов к границам зон обнаружения иракских РЛС. Все самолеты из состава ударных групп также были оснащены средствами РЭБ.

Ударные группы самолетов, как правило, выводились в созданные коридоры прорыва ПВО по наработанной и отлаженной схеме несколькими эшелонами, с последующей разводкой по назначенным объектам удара. В замыкающем эшелоне находились самолеты-разведчики, регистрировавшие результаты ударов.

Заблаговременное выявление системы управления и связи Ирака оперативного и тактического звена позволило уже на начальном этапе воздушной наступательной операции поразить до 70% пунктов управления и радиоэлектронных объектов, из которых треть была уничтожена полностью.

В последующих воздушных налетах самолеты РЭБ EF-111A и ЕА-6В использовались для прикрытия ударных групп тактической и палубной авиации (в районах формирования боевых порядков в воздухе, на маршрутах и при нанесении ударов по объектам). Особое внимание уделялось обеспечению действий тактического истребителя F-117 «Стелс», к объектам ударов заранее выводились постановщики помех EF-111А и ЕА-6В – для затруднения обнаружения самолетов F-117.

Авиационные средства РЭБ на маршрутах пролета самолетов-постановщиков помех обеспечивали практически полное подавление радиолокационных станций ПВО Ирака. Создаваемые спектральные плотности мощности помех затрудняли также применение зенитных, ракетных и артиллерийских средств, особенно в ночное время, когда невозможно использовать оптические системы обнаружения и сопровождения воздушных целей. Подавив ЗРК объектовой ПВО Ирака, самолеты многонациональных сил осуществляли беспрепятственные полеты на средних высотах, не опускаясь на малые, где они могли быть сбиты заградительным огнем зенитных средств и ПЗРК.

В результате после первых десяти суток ведения боевых действий количество оставшихся в строю иракских РЛС ПВО не превышало 20%.

Таким образом, при первых массированных налетах и в процессе последующих боевых действий РЭБ обеспечила МНС явное преимущество в противоборстве с Ираком. По сути, был реализован принцип «радиоэлектронного удара», в результате которого удалось создать благоприятные условия для внезапного применения авиации и сухопутных группировок войск (сил), высокоточного оружия и добиться, в целом, превосходства в управлении.

Во время операции «Буря в пустыне» нанесение массированных ракетно-бомбовых ударов впервые осуществлялось в ходе взаимосвязанной операции радиоэлектронного подавления средств ПВО и боевого управления ВС Ирака, что обеспечило с первых дней войны превосходство авиации США и союзных стран.

С переходом к наземным действиям части разведки и РЭБ корпусов и дивизий, наряду с самолетами ВВС и ВМС, вели массированное радиоэлектронное подавление каналов управления армейских корпусов и систем ПВО Ирака во всем диапазоне рабочих частот. Основу комплекса средств РЭБ наземной группировки составили мобильные наземные и установленные на вертолетах станции помех радиосвязи KB и УКВ диапазона, состоящие на оснащении формирований разведки и РЭБ дивизионного и корпусного звеньев сухопутных войск США. Боевое применение наземных станций, как правило, осуществлялось из боевых порядков батальонов первого эшелона на удалении 3-5 км от линии боевого соприкосновения сторон.

Развернутые сухопутными войсками США силы и средства РЭБ обеспечивали подавление радиосетей на глубину дивизий первого эшелона иракской группировки. Одновременно осуществлялось огневое поражение пунктов управления и узлов связи. Для исключения непреднамеренных помех от своих средств радиоэлектронного подавления управление многонациональными силами в этот период осуществлялось в основном по каналам спутниковой связи, а там, где это было возможно, и проводной. Бурное развитие технологии средств связи, повышение мобильности войск, рост потребностей в предоставлении информации в реальном масштабе времени вывели на первое место спутниковую связь, причем основное значение придавалось работе радиочастотной службы (РЧС), которая до настоящего времени практически никогда не принималась во внимание при планировании боевых действий.

Каждый из видов вооруженных сил, подразделения и части которого прибывали на театр войны, перебрасывал свой выделенный радиочастотный ресурс, который не был взаимно совместим с другими. Специалисты оперативного звена практически не имели опыта работы в масштабе такого крупного театра. Количество заявок на использование частот буквально захлестнуло службу. На начальном этапе работа практически сводилась к учету и регистрации заявок, передаваемых в центр по анализу электромагнитной совместимости министерства обороны США. Но этот процесс, рассчитанный на работу со стационарными средствами связи, не учитывал РЭС различных видов вооруженных сил, работающих совместно вблизи друг от друга. В итоге задачи распределения частотного спектра были возложены на центр радиочастотной службы ВВС США.

В ходе операций “Щит пустыни” и “Буря в пустыне” каждый из видов вооруженных сил занимал те частоты, которые наилучшим образом подходили для выполнения задач, совершенно не принимая во внимание потребности и состояние дел своих коллег. Фактически полностью отсутствовала координация во всех эшелонах от уровня командующего ОЦК до тактического.

Штаб ОЦК пытался решить эту проблему, однако, жестко централизованная радиочастотная служба, ориентированная на мирное время, была сломлена потоком информации. В базе данных радиочастотной службы ОЦК учитывались радиосредства по их дислокации, а распределение частот, осуществляемое из США, совершенно не удовлетворяло требованиям, предъявляемым совместной операцией такого масштаба.

Создавшаяся ситуация не могла существовать долго. Были приняты временные меры по исправлению ситуации. Штаб ОЦК распределял между подразделениями блоки частотного диапазона, в пределах которых они сами осуществляли диспетчерские функции.

Отсутствие радиочастотной службы оказало свое негативное влияние и на ведение радиоподавления. Практически невозможной оказалась задача составления объединенного списка запретных частот (на которых запрещена постановка помех). В результате иногда допускались срывы в проведении операций РЭБ.

Из анализа действий СВН союзных сил видно, что весь арсенал тактических приемов, применявшихся в Корее (1950-1953 гг.), Вьетнаме (1965-1973 гг.), арабо-израильской войне (1967-1973 гг.), Ливане (1982 г.), Ливии (1986 г.), имел место и в Ираке.

К новым элементам в тактике действий СВН США можно отнести: широкое использование самолетов ДРЛО Е-3А АВАКС и Е-2С «Хокай» для круглосуточного контроля воздушной обстановки и управления авиацией в воздухе; поиск и выборочное уничтожение малозаметными самолетами F-117A «Стелс» наиболее важных объектов в районах с сильной ПВО; применение усовершенствованных противорадиолокационных ракет с новыми принципами действия.

В условиях технического и количественного превосходства СВН США и союзников над ПВО Ирака (соотношение 6:1), а также при отсутствии активных действий ударных сил иракских войск и какого-либо прикрытия истребительной авиацией, система противовоздушной обороны Ирака не смогла решить стоящие перед ней задачи. В борьбе с мощной современной группировкой ВВС США и союзников ее эффективность оказалась низкой. В результате Ирак понес огромные потери, а для многонациональных сил они были минимальными.

В целом, опыт войны подтвердил известные взгляды командования США на РЭБ как неотъемлемую часть боевых действий любого масштаба, на способы ее организации и ведения, которые в последние годы практически отрабатывались на многих учениях США и НАТО. При проведении операции “Буря в пустыне” осуществлялись практическая проверка и испытания новых и еще не принятых на вооружение систем: разведывательных, навигационных, контроля боевых действий, обнаружения наземных целей с передачей координат в реальном масштабе времени для воздушных средств поражения.

Военный конфликт наглядно показал, что активное и умелое применение сил и средств РЭБ в значительной степени предопределило успех боевых действий МНС. И наоборот, отсутствие необходимого количества сил и средств РЭБ, а также недостаточная организация и пассивное ее ведение со стороны ВС Ирака, явились одними из основных причин значительных потерь в живой силе, вооружении и военной технике.

Совместная операция ВМС и ВВС США и Великобритании «Лиса в пустыне»

В период с 17 по 20 декабря 1998 г. группировками вооруженных сил США и Великобритании проведена операция «Лиса в пустыне». Целью операции объявлялось уничтожение объектов, где могли бы находиться или производиться компоненты оружия массового поражения, а также его носители. В качестве предлога для внезапного нанесения ракетно-бомбовых ударов по Ираку были использованы результаты работы спец-комиссии ООН по разоружению Ирака. В ходе нее были нанесены авиационно-ракетные удары по военным и промышленным объектам на территории Ирака. Акция была осуществлена без санкции Совета Безопасности ООН.

Военные действия против Ирака были спланированы и организованы в форме воздушной наступательной операции (ВНО). В ходе 73-часовой воздушной наступательной операции (с 0.49 17.12 по 1.50 20.12) ракетно-авиационные удары наносились только в темное время суток на глубину до 1000 км, с интервалами в 3 часа и продолжительностью от одного до четырех часов.

В числе основных целей были: 32 объекта системы ПВО (РЛС, пусковые установки ЗУР, пункты технического обслуживания ракет), 20 объектов системы управления и связи. Основным средством поражения наземных целей являлось высокоточное оружие ВМС и ВВС (крылатые ракеты «Томагавк» и AGM-86, противорадиолокационные ракеты «Аларм» и «Харм», управляемые авиационные бомбы GBU – 16, 24, 28).

В составе войск ПВО Ирака в 1998 г. имелось 9 зенитных ракетных бригад, оснащенных ЗРК типа С-75 «Волга», С-125 «Печора», «Квадрат», «Кроталь», «Роланд-2» (всего 124 ПУ ЗУР), пять зенабр (всего 468 орудий ЗА), а также четыре радиотехнические бригады, на вооружении которых находились РЛС типа П-12, П-14, П-18, П-19, П-35, П37, П-40, ПРВ-11, ПРВ-16.

Группировка радиотехнических войск Ирака обеспечивала сплошное радиолокационное поле над территорией страны с нижней границей 1-2 км. Маловысотное поле с нижней границей 100-200 м обеспечивалось только в районах дислокации наиболее важных объектов и вдоль западной границы. Самыми современными средствами радиолокационного обнаружения в 1998 г. являлись РЛС «Оборона» и высотомеры ПРВ-16 (5% от всего парка РЛС).

Слабыми сторонами группировки РТВ Ирака являлись:

  1. низкая помехозащищенность радиоэлектронной техники. Даже при относительно невысокой спектральной плотности мощности активных шумовых помех (10-15 Вт/МГц) средства РТВ полностью подавлялись;
  2. малая глубина радиолокационного поля в сочетании с неавтоматизированными сбором и обработкой информации приводили к запаздыванию выдачи информации для огневых средств ПВО на 6-10 минут;
  3. низкие возможности радиоэлектронной техники по обнаружению целей типа «Стелс» и крылатых ракет. Даже в условиях отсутствия помех максимальная дальность обнаружения целей типа КРМБ «Томагавк» на высоте 500 м составляла 25-47 км, а в помехах она уменьшалась на 35-60%;
  4. отсутствие средств защиты от противорадиолокационных ракет «Харм».

В 1998 г. командование ВС США практически полностью устранило недостаток, выявленный в ходе операции «Буря в пустыне» 1991 г. и заключающейся в несовместимости СВЧ систем связи ВМС и ВВС, что в значительной степени затрудняло ведение совместных боевых действий палубной авиации с самолетами ВВС. В 1995 г. была полностью завершена программа вооружения американских авианосцев автоматизированными средствами, обеспечивающими сопряжение автоматизированных систем связи ВМС и ВВС. Решающую роль в достижении успеха операции сыграли высокоэффективная разведка, своевременное применение средств РЭБ (в том числе огневого поражения), для подавления системы ПВО Ирака, высокоточное оружие ВМС и ВВС союзников, проведение психологических операций и мероприятий информационной борьбы, высококвалифицированный, профессионально подготовленный личный состав. По заявлениям американского командования, на 1998 г. операция «Лиса в пустыне» стала наиболее успешной за всю историю вооруженных сил США.

Операция «Шок и трепет»

Группировка ВМС США и их союзников в зоне кризиса к 14 марта 2003 г. составила 115 боевых кораблей, в том числе 29 носителей крылатых ракет морского базирования, всего около 750 крылатых ракет морского базирования.

Численность наземной группировки ВС США и их союзников, сосредоточенных в районе Персидского залива, составила 207 тыс. военнослужащих, в том числе: ВС США – 145 тыс. человек, ВС Великобритании – 62 тыс. человек.

За три дня до начала силовой акции против Ирака группировка многонациональных сил насчитывала 978 боевых самолетов, из них: 411 самолетов палубной авиации и 557 самолетов в наземной группировке, в том числе:

  1. 18 разведывательных самолетов стратегического назначения ВВС США, Великобритании и Франции (RC-135, U-2S, «Канберра», «Мираж»);
  2. 26 самолетов Е-3 АВАКС и 5 – Е-8 «Джистарс»;
  3. 23 самолета специального назначения (ЕС-130Н, ЕС-130Е).

Таким образом, американо-британская коалиция завершила подготовку к военной операции против Ирака и была в состоянии начать ее в любой момент. По оценкам командования МНС, США и Великобритания были в состоянии захватить Багдад в течение 72 часов с момента начала операции.

Средства РЭБ коалиции были способны в первый день операции создать плотности мощности активных помех до 2-3 кВт/МГц в заградительном режиме и до 30-75 кВт/МГц – в прицельном. Учитывая, что РЭС ЗРК С-75 и С-125, находящихся на вооружении ПВО Ирака, подавлялись при 10-25 Вт/МГц, функционирование этих систем оружия оказалось практически невозможным.

Во второй иракской войне, несмотря на ее кратковременность, по сравнению с предыдущей вопросам РЭБ было уделено еще больше внимания, что выразилось:

  1. в усилении радиоэлектронного и огневого подавления средств ПВО. Для этого использовались 7 самолетов RC-135V/W “Ривет Джойнт”, более 25 ЕА-6В “Проулер”, два высотных разведывательных U-2S, британский R1 “Нимрод”, отряд разведывательных самолетов EP-3E ВМС США, американские F-16CJ/DJ “Уайлд Уизл” и британские “Торнадо” с противорадиолокационными ракетами ХАРМ и АЛАРМ соответственно, а также EA-6B из состава ВМС и корпуса морской пехоты США, оснащенные противорадиолокационными ракетами ХАРМ;
  2. в РЭП средств связи и управления самолетами EC-130H “Компас Колл” и одним мощным постановщиком помех NKC-135 “Биг Кроу”;
  3. в сборе данных и постоянном слежении за ПУ “Скад” самолетами стратегической разведки “Кобра Болл-3” (впервые);
  4. в психологической войне и нарушении работы компьютерных сетей Ирака, предположительно самолетами ЕС-130Н во взаимодействии с разведывательными RC-135V/W “Ривет Джойнт”, а также EC-130E с аппаратурой “Ривет Райдер” для передачи пропагандистских материалов (начата по меньшей мере за месяц до начала боевых действий);
  5. в радиоразведке, которая, по оценке союзников, обеспечила живучесть всей системы разведки, отражение ударов противника и недопущение применения им ракет “Скад” по целям на территории Израиля.

С самого начала войны против Ирака и боевых операций авиации союзники приступили к систематическому разрушению средств командования и оперативного управления вооруженных сил Ирака. Большинство узлов связи было выведено из строя, что часто нарушало связь высшего командования Ирака с подчиненными войсковыми соединениями и частями по обычным каналам. Поэтому оно было вынуждено искать обходные пути, где это возможно, включая использование систем радиосвязи нефтяных промыслов, сооруженных западными компаниями, ведущими добычу нефти по контрактам, и региональных телефонных сетей (с линиями, проложенными в обход городов). По некоторым сообщениям, верховное командование вооруженных сил Ирака использовало для связи со своими войсковыми соединениями даже сеть Интернет.

Вооруженные силы Ирака готовились и обучались ведению войны в стиле, близком к боевым действиям времен Второй мировой войны, и не были готовы к ведению информационной войны.

Вместе с тем, как показали события, командование МНС не учло в полной мере опыт ведения РЭБ, полученный в ходе предыдущей войны. В первую очередь, это относится к вопросам обеспечения ЭМС РЭС. Неспособность обеспечить взаимное функционирование РЭС приводила к потерям союзников. Так, в самом начале боевых действий (март 2003 г.) были потеряны два вертолета. По официальной версии коалиционного командования, обе машины получили повреждения в результате “жестких” посадок. Но, по мнению специалистов, одной из вероятных причин этих потерь является срыв функционирования бортового радиоэлектронного оборудования под воздействием неорганизованных или целенаправленных помех.

Одним из заметных фактов иракской войны 2003 г. стали неоднократные случаи взаимного обстрела между самолетами союзников и ЗРК “Пэтриот”.

Уже на второй день войны (22 марта) огнем американского ЗРК был сбит британский истребитель “Торнадо”, а два члена его экипажа погибли. Через два дня истребитель F-16 ВВС США открыл огонь по позиции “Пэтриота” в 50 км южнее Эн-Наджафа в ответ на облучение его радаром комплекса и лишь по случайности никто не пострадал. Третий случай отмечен 2 апреля вблизи Кербелы, когда был сбит истребитель палубной авиации F/A-18 “Хорнет” и погиб пилот. Особо следует подчеркнуть то, что все это случилось в течение всего 12 дней с самыми современными боевыми средствами, оснащенными новейшей электроникой в условиях полного господства авиации союзников в воздухе и отсутствия серьезного противодействия со стороны иракских войск.

Исходя из того, что реальное радиоэлектронное противодействие со стороны иракских войск было минимальным, можно предположить, что эти обстрелы, скорее всего, стали результатом нарушения норм частотно-территориального разноса при одновременной работе других РЭС союзников, осложненного нарушением правил взаимодействия авиации и ЗРК в одной зоне боевых действий. Но тогда, при условии обязательной заблаговременной отработки вопросов соблюдения норм частотно-территориального разноса и взаимодействия между ВВС и ПВО до начала войны, возникает обоснованное сомнение в достаточно глубокой компетентности соответствующих специалистов командования союзников.

Неожиданным для войск коалиции оказалось широкое применение иракскими войсками различных мер тактической маскировки. Самолеты, вылетевшие на штурмовку иракских объектов, столкнулись с огромным количеством ложных целей и разного рода муляжей. Так, например, при доразведке аэродрома под Басрой, на котором, по докладам пилотов, было уничтожено до 20 иракских самолетов, выяснилось, что все уничтоженные самолеты – макеты. Почти все разведанные радиолокационные станции и посты прекратили работу на излучение и сменили место расположения. В итоге, каждый третий самолет из наряда сил, выделенных для подавления ПВО Ирака, вернулся на свою базу с неиспользованными ракетами.

Боевые действия в зоне Персидского залива еще раз показали на практике, что радиоэлектронная борьба переросла из средства оперативного (боевого) обеспечения в средство ведения вооруженной борьбы. Комплексное применение средств огневого поражения, разведки и РЭБ позволило нарушить управление войсками и оружием Ирака и обеспечить оперативную внезапность действий МНС.

Все части цикла:

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть I
Условия зарождения радиоэлектронной борьбы

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть II
Радиоэлектронная борьба в годы Второй мировой войны

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть III
Радиоэлектронная борьба на Тихоокеанском театре военных действий

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть IV
Радиоэлектронная борьба на советско-германском фронте 1941-1943 гг.

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть V
Радиоэлектронная борьба на советско-германском фронте 1944-1945 гг.

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть VI
РЭБ после Второй Мировой Войны. Корейская Война 1951-1953 гг.

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть VII
Радиоэлектронная борьба в войне во Вьетнаме

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть VIII
Радиоэлектронная борьба в войнах на Ближнем Востоке

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть IX
Радиоэлектронная борьба в боевых действиях в Ливане и Афганистане

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть X
РЭБ в англо-аргентинском конфликте и в вооруженной агрессии США против Ливии

РЭБ в войнах и вооруженных конфликтах. Часть XI
РЭБ в агрессиях НАТО в зоне Персидского залива

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Translate to»